Balto, Dogs, Wolfs fan club. Story about movie, art, fanfictions, photos
 

Авторизация






Забыли пароль?
Ещё не зaрeгистpиpoвaны? Peгиcтрaция
Главная arrow Форум
Новости *Balto.ru*
 
WWW.Balto.ru
Добро пожаловать, Гость
Привет! Вход или Регистрация.    Забыли пароль?
Форум - Проза, Лирика, Статьи, Рецензии
Вниз Ответить Избранное: 0
Сообщения темы: Моё творчество
#34271
Шико Шериан (Пользователь)
Лайченок
Постов: 34
graphgraph
Пользователь в оффлайне Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
RE: Моё творчество 10 г., 8 мес. назад  
Кудесники

Мы работаем и за себя, и за других,
За тех, кому не безразличны люди.
За тех, кто добежал; и кто не добежав, погиб,
Кто бой окончил, и кто биться будет.

Покуда краски и чернила не иссохли,
Закатаны по локоть рукава.
Мы под дождем еще не раз намокнем,
Постелью будет влажная трава.

Не бойтесь смерти, жизни, и уколов,
Всё это боль, что закаляет нас.
За косогором лес, за лесом море,
И корабли свой ожидают час.

Но раны нас еще не загубили,
И грубый смех не опорочил суть
Вы рукава по локоть закатите,
Кудесники, нам в добрый путь.

Ворон

Тропа, овеянная снегом,
Деревья голые кругом.
Я ухожу, туда, где не был,
С худым, хромающим щенком.

При мне блокнот и сигареты,
В кармане заднем семь рублей.
Приятно – добрая примета.
Щенок ничей, и я ничей.

Тропа, овеянная снегом,
Деревья голые кругом.
Червонный ворон в сером небе,
Кружит над мною и щенком.

На речном берегу

Здесь ночью пахнет ивами сырыми,
Сладким хмелем и теплым дождем.
Здесь приятно с родными и милыми,
Мне друзьями, гулять под мостом.

Тихо, как будто заслушавшись трелью,
Что скворечут друг другу скворцы,
Шепчутся старые серые ели,
По задворкам летают ветры.

Затаившись в траве или плавая,
Лягушки ведут разговоры.
И одна из них, весело квакая,
Говорит, что отправится в море.

Мы сидим на траве и их слушаем,
И считаем созвездия в небе.
Хлеб с горчицей и зеленью кушаем,
А над нами алмазная небыль.

Ночью пахнет хмелем очень сладко,
Созвездий на двоих не перечесть.
Кто в траве там крадется украдкой?
Подходи, у нас есть, что поесть.
 
Сообщение модератору   Зарегистрированный Зарегистрированный  
  Для добавления сообщений, Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться.
#34399
Polar (Пользователь)
Полярный Волк
Мастер Массовых Сообщений
Постов: 1131
graphgraph
Пользователь в оффлайне Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
ICQ#: 466518763 Пол: Мужской dzrletun Страна, город: Россия, Дзержинск Дата рождения: 1992-09-08
RE: Моё творчество 10 г., 8 мес. назад  
Красиво) особенно "На речном берегу"
 
Сообщение модератору   Зарегистрированный Зарегистрированный  
 
avatar by Leo Shaka^^
  Для добавления сообщений, Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться.
#39958
Шико Шериан (Пользователь)
Лайченок
Постов: 34
graphgraph
Пользователь в оффлайне Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
RE: Моё творчество 10 г., 5 мес. назад  
Polar, спасибо!

Цикл "В разнобой"

Колыбельная

Ночь наполнила чернилами кувшинки,
взбила сливки пышных белых облаков,
чтобы там искрились пестрые пылинки
звезд, созвездий, желтых, красных угольков.
В чаше неба, где летают звонкие синицы,
оставляя золотых хвостов узор,
а луна листает старые страницы,
млечный путь венчает кругозор.
Ветер держит на ладонях
лепестки сырой весны,
и доносит из вселенной
капли солнечной росы.
Тихо спят во тьме гиганты
всех оттенков и мастей,
бьют далекие куранты
незнакомых нам гостей.
И шуршат по звездам мышки
в красной Марсовой пыли,
звезды-карлики, малышки,
засыпают в ласках тьмы.
Волны бьют о берег мощно,
слышен нам глубокий вздох –
среди звезд ему не спится,
оттого вздыхает Бог.

[hide]Как волки

Мы шли колючими морозами,
За несбыточными грезами.
За улыбкой чернозубой клячи,
Что зовется средь других удачей.
Мы неслись по степи будто волки,
И кололи лапы нам сосновые иголки.
Догоняли, опаляя наши шкуры
То патроны-сволочи, то пули-дуры.
Загоняли нас, то в сети, то в капканы,
Кровоточили и гнили наши раны.
А друзья? Друзья то были, то не были,
То любили нас, то от любви костили.
Густая тьма кофейной гущей опускалась,
Луна стонала, и томилась от жары.
То с нами ночь, как с мышками игралась,
То говорила, будто с равными «на ты».
Мы шли колючими морозами,
За несбыточными грезами.
За пророчеством о новом мире,
Где не знают слово «Харакири».
Мы бежали с волками, стонали и пели,
Выли истомно под желтой луной.
И дико метели, и шумно метели,
Боролись над нашей норой.
И все же, как будто, забыв о покое,
Как будто, забывшись в бреду, в полусне,
Мы в поле бежали, по степи бежали,
Как волки, в холодной ночной полутьме.[/hide]
 
Сообщение модератору   Зарегистрированный Зарегистрированный  
 
Последнее редактирование: 02.06.2010 02:16 Редактировал Шико Шериан.
  Для добавления сообщений, Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться.
#40287
Шико Шериан (Пользователь)
Лайченок
Постов: 34
graphgraph
Пользователь в оффлайне Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
RE: Моё творчество 10 г., 5 мес. назад  
Балто: Неудавшиеся дубли, или то, что так и не вошло в мультфильм.

<Режиссер, сидя в кресле перед продюсером и сценаристом> Может мы, наконец, определимся, Балто он или Болто?
<Русские переводчики, доедая «Доширак»> Это мы определимся…

<Роузи с внучкой подходят к памятнику Балто в центральном парке. Внучка восхищенно> Белый Бим, черное ухо!
<Бабушка удрученно вздыхает> Это Балто, девочка…

Режиссер неодобрительно косится на толпу статистов при съемках гонки упряжек> Это массовка или какой-то парад близнецов?!

<Роузи восхищенно прыгает вокруг подаренных саней> Какие палки! Какие снасти! Какая повозка!
<Режиссер, раздраженно> Дайте этой девочке СЦЕНАРИЙ!

<Балто и Борис убегают от Стилла и его дружков. Те поливают их снегом, и под лапу одного из псов попадается камень. Камень на полном лету разбивает окно в доме, слышен грохот упавшего человека и опрокинутого самовара. Балто оборачивается> Полагаю, по сценарию, он летел мне в спину?

<Борис, стоя на заборе> Да, ты совсем как герой Толстого, униженный и оскорбленный.
<Сценарист, с надрывом> Какой Толстой?! Ты должен говорить про Достоевского!
<Борис, обиженно> Кто придумал стереотип, что мы русские наизусть знаем классику?! И почему я обязан говорить с этим ужасным акцентом?

<Мак и Лак с разбегу прыгают на Бориса, и гусь падает с траулера. Мак, глядя вниз> Дядя Борис… что значит «гори ты в аду со своим «дядей»?..

<Балто ведет Дженну посмотреть на «северное сияние». Дженна удивленно шепчет> Но, Балто, это ведь только осколки…
<Балто, улыбаясь, двигает их лапой и ранится> Нет, это север…сев… КРОВЬ!
<Режиссер с отчаяньем> Доктора!

<Балто и Дженна смотрят «северное сияние». Дженна, зачарованно> О, Балто… это прекрасно. Это словно… скольжение на ветру вселенной среди мерцающих светлячков наших мечтаний.
<Режиссер со злостью> Какие светлячки?! Какое скольжение?!
<Дженна растерянно> Я думала, мы снимаем интеллектуальное кино.

<Дженна подталкивает Стилла к котельной печи> Дело в том, что я люблю… горячих собак.
<Крик режиссера> Какие горячие собаки?! Мы снимаем МУЛЬТФИЛЬМ!!!

< Дженна подталкивает Стилла к котельной печи > Дело в том, что… а он точно останется мальчиком?
<Режиссер нервно курит карандаш>

< Дженна подталкивает Стилла к котельной печи> Дело в том, что я люблю мясо… жареным.
<Режиссер с надеждой сжимает кулаки>
<Зад Стилла загорается, и пес кричит> AAARH!!! WHAT THE *pip* HELL ARE YOU *pip* DOING?!?!
<Режиссер плачет>

<Снимают момент с Борисом. Мимо проходит овчарка и спрашивает что-то по-немецки. Борис, не задумываясь> Nein, mein lieber, das Kino Name ist «Der Balto».
<С ужасом смотрит на оператора> Вы это записали?! Русский зритель меня не поймет… вырежьте… пожалуйста.

<Балто и Дженна ведут неловкий разговор. Мимо, покачивая хвостиком, проходит Дикси. Дженна, раздраженно> Куда ты смотришь?!

<Борис, грустно сидя на заборе и раскуривая «Донской Табак»> Дай же мне годы недуга, Задыханье, бессонницу, жар, Отыми и ребенка, и друга, и Таинственный песенный дар…
<Режиссер, прослезившись> ОСКАР… ДВА ОСКАРА!

<Борис пытается отговорить Балто идти на помощь пропавшей упряжки> Но, Балто, это безумие!
<Балто, округлив глаза> БЕЗУМИЕ?! ЭТО СПАААРТА!!!

<Дженна и Балто лежат на снегу и спокойно разговаривают. Дженна говорит> Никогда не понимала, зачем рожать кучу щенят. Это же ужас, каждого вылизывать, накормить, на лапы поставить…
<Балто кивает> Да, лучше лет до пяти вообще наслаждаться холостяцкой жизнью.
<Режиссер в шоке> Вы что ЭТО СНЯЛИ?!?!

<Дженна греет Балто своим телом и шепчет ему на ухо> Я про тебя мультик видела… немецкий.
<Балто, испуганно> Это… это не то, что ты подумала!
<Голос из-за кадра> Говорите текст по сценарию!!!

<Борис важно кладет крыло на плечо Балто и говорит> Я должен кое-что сказать тебе, Балто… я твой отец! <хохочут>
<Режиссер плачет>

<Сцена «боя» между Балто и Стиллом. Стилл кидает Балто из стороны в сторону. Балто терпит. Стилл мотает Балто за загривок. Балто терпит. Стилл бросается на Балто, и полуволк, не сдержавшись, вырубает его задней лапой в прыжке>
<Вопль режиссера> ТВОЮ МАТЬ!!! КУНГ-ФУ снимают в соседнем павильоне!!!

<Балто с упряжкой бегут по ущелью. Упряжку заносит и все собаки кроме Балто срываются в пропасть. Балто задумчиво смотрит им вслед> Внезапно…
<Голос из-за кадра> Боже…

<На съемки Балто приходит Уве Болл. Уве говорит с улыбкой> А я сниму лучше…
<Режиссер> Кажется у нас есть статист на роль упавшего со скалы мужика.

<Роузи благодарно обнимает Балто и благодарит его за спасение. Пес устало зевает>
<Режиссер со злостью> Да налейте ему кофе, пока не уснул на самой драматичной сцене!!!

<Дженна облизывает щеку Балто и выразительно смотрит ему в глаза. Балто хихикает. Дженна, раздраженно> Если ты вспомнил Налу, я тебе хвост оторву…

<Дженна выразительно смотрит в глаза Балто и облизывает его щеку> Спасибо… спасибо за всё…
<Балто нежно касается её лица щекой> Ядавно хотел сказать, как сильно я тебя люб…
<Крик Роузи> Сабачки целуюцца!

<Балто, Дженна, Стилл, Борис, Мак, Лак и все остальные герои, помахивая хвостиками и переступая лапами, танцуют зажигательную «Ламбаду»>
<Режиссер задумчиво> Какая-то позитивная концовка для такого мультфильма. Надо разбавить лиризмом.

Конец, спасибо за внимание . Автор: Шико Шериан.
 
Сообщение модератору   Зарегистрированный Зарегистрированный  
  Для добавления сообщений, Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться.
#40313
Rhino (Пользователь)
На 1/16 волк
Белый Волк
Постов: 868
graphgraph
Пользователь в оффлайне Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
ICQ#: 414334383 Пол: Мужской Страна, город: Россия, Новокузнецк Дата рождения: 1990-01-15
RE: Моё творчество 10 г., 5 мес. назад  
Шико Шериан, спасибо за эти забавные подробности съемок фильма! :laugh:
+1
 
Сообщение модератору   Зарегистрированный Зарегистрированный  
 
A dog cannot make this journey alone, but maybe a wolf can...
  Для добавления сообщений, Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться.
#40345
Lizunal (Посетитель)
Постов: 0
graphgraph
Пользователь в оффлайне Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Дата рождения:
RE: Моё творчество 10 г., 5 мес. назад  
Очень красиво написано:laugh: Молодец!)
 
Сообщение модератору   Зарегистрированный Зарегистрированный  
  Для добавления сообщений, Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться.
#40370
Шико Шериан (Пользователь)
Лайченок
Постов: 34
graphgraph
Пользователь в оффлайне Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
RE: Моё творчество 10 г., 5 мес. назад  
Омг, меня плюсанули . Спасибо за отзывы, я думаю можно будет позже расширить версию ляпов и написать что-нибудь занятное и юмористическое.
 
Сообщение модератору   Зарегистрированный Зарегистрированный  
  Для добавления сообщений, Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться.
#40376
Шико Шериан (Пользователь)
Лайченок
Постов: 34
graphgraph
Пользователь в оффлайне Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
RE: Моё творчество 10 г., 5 мес. назад  
АНОНС

Пожалуй, один из самых амбициозных и искренних моих планов на осень-зиму.

История основана на реальных событиях и мультфильме "Робин Гуд".
Робин Гуд: Золотые Стрелы

История: 1191 год. Король Ричард Львиное Сердце продолжает губительный Третий крестовый поход на Востоке, но после захвата Мессины и Акры, его войско уже не одерживает побед, а мобильная и превышающая его по численности армия Салах-Ад-Дина одерживает победу за победой и не дает крестоносцам подступиться к святыне святых – граду Иерусалиму. Ричарду приходится признать – Царство Небесное неприступно, без помощи не обойтись.
В это время в Англии царит смута – королевские налоги доводят народ до нищеты. Робин Гуд и Мэриан снова объявлены вне закона, как и все приспешники Робина. Они по-прежнему ведут партизанскую лесную войну против принца Джона, и она становится всё ожесточеннее – к Робину подсылают ассассинов, а затем и отряд тяжелых рыцарей. Друзья Робина гибнут, а сам он чудом избегает смерти.
Спустя какое-то время их посещает рыцарь, лев, о коем уже прознала вся Англия. Барон Балиан де Ибелин, защитник Иерусалима. Он просит Робина помочь Ричарду в крестовом походе. Робин Гуд отказывается от предложения, но осознавая, что чем дольше будет длиться поход, тем хуже будет народу Англии, он все же принимает вызов.
Балиан и Робин собирают отряд из трехсот лучших лучников Англии, отряд, названный «Золотыми Стрелами».
Проделав путь до Акры они вступают в войну – имея обширный опыт партизанской войны, лучники под руководством Робина расстреливают караваны Саладина, убивают его полководцев, совершают постоянные набеги на его города. Великий Город не сдается, но помощь Робина оказывается почти решающей – ведь теперь ассассинам и мамелюкам Саладина противостоят элитное стрелковое войско под руководством талантливого и дерзкого Робин Гуда.
Но в одном из боев отряд терпит почти полный крах, и Робин Гуд попадает в плен ассассинов. Там-то ему и предстоит узнать истинные мотивы войны, вникнуть в планы Ричарда и Саладина, и быть может повернуть уже ставшие легендой события в совсем другую колею.

P.S. Я не притендую на историчность произведения, даже на его «криптоисторический» уклон. Всегда найдутся люди, которые в пух и прах разобьют такую версию событий, как и тот факт, что я буду писать об антропоморфных героях, а не о людях. Но вместе с тем, это и не восторженный фанфик о мультике.
Балиан и Робин действительно имели шанс встретиться – события, разделяющие их подвиги, происходили почти в одни и те же годы. Робин Гуд овеян легендами, что не позволяет судить о точных годах его жизни.
Отношения между Ричардом Львиное Сердце и Салах-Ад-Дином подозрительно напоминали братскую взаимопомощь, а на междоусобную ненависть.
А уж сам Крестовый Поход, со всей его христианской символикой овеян такими мифами, что фантазируй – хочу, не хочу.
Потому, я отношусь к этому роману очень серьезно – и волен претендовать на небольшую каноничность будущего произведения.

P.S.S. Один из методов воплощения также вероятно - аудио-рассказ под музыку из к/ф "Царство Небесное" и фолк-мелодии.

 
Сообщение модератору   Зарегистрированный Зарегистрированный  
 
Последнее редактирование: 22.05.2010 23:33 Редактировал Шико Шериан.
  Для добавления сообщений, Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться.
#41018
Lizunal (Посетитель)
Постов: 0
graphgraph
Пользователь в оффлайне Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Дата рождения:
RE: Моё творчество 10 г., 4 мес. назад  
Шико Шериан классно пишешь мне очень нравится прочитал все с 1 страницы класс! +1:laugh:
 
Сообщение модератору   Зарегистрированный Зарегистрированный  
  Для добавления сообщений, Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться.
#44781
Шико Шериан (Пользователь)
Лайченок
Постов: 34
graphgraph
Пользователь в оффлайне Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
RE: Моё творчество 10 г., 2 мес. назад  
Жаворонок
Глава 1

Рэндом Галерад полностью соответствовал данному ему обществом прозвищу «Жаворонок». Другие львы дворянского происхождения, обладали, мягко говоря, полноватыми фигурами и надменно пышными гривами. На фоне них худой, с плоским животом и почти лисьими лапами бронзовошерстый Рэндом, выглядел как робкий птенец жаворонка среди пышных индюков. Образ довершала распущенная и часто уложенная не в соответствии с модой темная, более похожая на хохолок, грива, и непритязательные костюмы, которые он выбирал для светских раутов. Причиной такого контраста являлось, безусловно, весьма насыщенное детство Рэндома. В отличие от прилежных и практичных сверстников из богатых семей, Рэндом вел себя, по мнению многих распущенно, а, по мнению остальных так и вовсе непозволительно для молодого джентльмена. Он днями пропадал на улицах, притом не только тех, что усажены акациями, и находятся под неусыпным взором королевской Гвардии, но и в неспокойных районах, кои не способствовали целости и сохранности его подрастающего организма. До совершеннолетия Рэндом переболел, пожалуй, всеми известными болезнями, а его медицинский документ мог поспорить со сборником начинающего драматурга. В те дни, когда дворецкому удавалось поймать непоседливого дворянина если не за хвост, то за гриву, Рэндом наотрез отказывался от достойных наук вроде статистики и черчения, предпочитая им фехтование и историю. Манерами он овладел неплохо, но в знатном обществе так и не прижился.
Собственно, заседания богемы он никогда не любил. Звон хрустальных бокалов с шампанским, мурлыканье благоухающих дам и вежливые разговоры в сочетании с неприкрытым смакованьем сплетен вызывали у него если не отторжение, то уж точно смертельную скуку и желание поскорее убраться в свою небольшую, но уютную берлогу.
Посещать места, не столь любимые приходилось по службе – по какой-то странной иронии, должность Искателя Древностей расценивалась в обществе как нечто весьма почетное и достойное молодого льва, в отличие к примеру от профессий археолога или историка, кои не ставились ни во что, и соответственно не вызывали столь подобострастного отношения.
Впрочем, иной раз выпадал и более приятный способ посетить высший свет, со всем его благоуханьем и богатой праздностью. В тот день у близкого друга Рэндома – лорда Зафира Дэс’Арчерона проходил званый вечер по поводу годовщины свадьбы старшей из его многочисленных дочерей – Катрин. Один из тех редких случаев когда сир Жаворонок не чувствовал себя загнанным в золотую клетку богемы птенцом.
Рэндом в последний раз выдохнул синеватый дым из своей красивой трубки, изображающей дракона. Стряхнув пепел под лапы, и спрятав трубку в предназначенную ей шкатулку, он двинулся к дверям танцевального зала. Услужливый енот в красном костюме стюарда отвесил низкий поклон и распахнул перед ним дубовые двери.
По облицованному белым мрамором залу ступали в неторопливом вальсе пары зверей. Подолы пышных платьев скользили по полу в такт с легким цоканьем туфель и взмахами рукавов модных фраков. Хвосты всех цветов и форм, с игриво притороченными бантами у дам и строгими браслетами у мужчин, проносились в воздухе, оставляя шлейфы сладких духов. Вокруг зала располагался шведский стол П-образной формы, буквально ломящийся от самой изысканной и пикантной снеди – мидии, омары и серебристые рыбки на деревянных прутиках для любителей соленого, круассаны и пирожные – для сладкоежек, дивного вида заморские фрукты для ценителей экзотики. И, разумеется, бокалы и фужеры с самыми дорогими напитками, подобно Аллейскому Виски и Рыжей Кавалькале, – в выборе хорошего алкоголя лорд Зафир мог задать фору самому королю Сарабии.
Рэндом неторопливо шел вдоль шведского стола, так чтобы не мешать танцующим парам. Некоторые гости узнавали его – дамы склонялись в реверансах, мужчины важно кивали и лев отвечал тем же. В окружении красивых костюмов он чувствовал себя так, будто попал в детский калейдоскоп, внутри коего куча разноцветных стекляшек. Страж, висящий на шее, разделял его взгляды. Искусный амулет из белого золота, с красивым изумрудом в центре слегка дрожал, что говорило о тревоге, вызванной таким столпотворением господ и дам. Впрочем, явных признаков угрозы амулет не подавал, и Рэндом привык к его мерному едва заметному дрожанию. Страж был одним из любимых артефактов Рэндома, и одной из самых дорогих покупок. Восточный амулет, сотворенный опытным кузнецом-магом, предугадывал опасность и предупреждал хозяина, что не раз уже спасало льва от недоброжелательности отдельно взятых господ. Вторым его приобретением, недвусмысленно сократившим оставленное наследство отца, являлся сиитский меч с прямым не очень широким лезвием из синеватой стали. Такой оттенок не был простой прихотью кузнеца – лезвие было ледяным на ощупь и могло заморозить противника.
Одна из жен Зафира – Милена, стройная светлошерстая львица гостеприимно улыбнулась и ответила на приветствие Рэндома особенно красивым реверансом. Лев невольно засмотрелся её милой улыбкой и прекрасным персиковым платьем с ажурными белыми манжетами на рукавах и воротнике. Однако кое-кто другой попросту завладел его вниманием на несколько секунд. В кампании львиц в пышных нарядах, будто сорока, нечаянно залетевшая в клетку с заморскими попугаями, стояла с фужером в тонкой лапке лисица. Черное платье, стянутое на талии и животе строгим корсетом, приятно гармонировало с её огненно-рыжим мехом. Пышный хвост без всяких украшений спокойно покачивался во время разговора.
Нет, у рода лисиц не было табу на посещение светских раутов. Однако их появление было событием если не уникальным, то редким уж точно. После падения Тен-Аранны несколько веков назад, рыжие до сих пор обладали репутацией в Союзе Трех Наций немногим лучшей чем полуразумные птицы или малые народы. Многие дворяне использовали их как слуг, а на Востоке, где законы писались совсем другими чернилами, они по сей день пребывали в рабстве. От одной этой мысли Рэндому становилось дурно как от проглоченного яда, но он понимал, что исправить весь мир не под силу даже Богу, особенно если конкуренцию тому составляет целый пантеон божков и ангелов, и все со своими порядками и законами. Лисица вела спокойную беседу с одной из львиц, и будто почуяв взгляд Рэндома, обернулась. Страж на шее льва ощутимо дрогнул и завибрировал, но затем успокоился, оставив своего хозяина в замешательстве. Зеленые глаза льва встретились с её темно-карими, глубокими и холодными как колодцы. А затем лисица отвела взгляд, и Рэндом только тогда понял, что все это время не дышал. Было в рыжей гостье что-то интригующее, выходящее за рамки обывательского понимания.
Увлекшись пристальным разглядыванием лисицы, что не очень положено джентльмену, он чуть было не столкнулся с пожилым львом в черной форме унтер-офицера и шестью золотыми лунами на погонах.
– Прошу прощения за мою неосторожность, сир, – поклонившись, извинился он.
Лев хрипло рассмеялся и покачнулся, держась за лапу сопровождающей его львицы. Сегодня он явно перебрал лишнего.
– А.. это, в-все в порядке, – рассеянно проговорил он, глядя куда-то под лапы Рэндому. – Я чуть б-была не п-перепутал вас с львицей, юноша.
Его леди нахмурилась грубоватой шутке, окружающие их господа нервно переглянулись. Вопреки их ожиданиям Рэндом лишь изобразил улыбку и с легким поклоном ответил:
– В таком случае, сир, можно радоваться, что сей казус произошел на балу… а не в более интимной обстановке, что, безусловно, могло бы компрометировать вас в весьма неподобающем свете.
Из зала донеслись одобрительные смешки, а старый унтер-офицер нахмурился, явно занятый обдумыванием услышанного, чему без сомнения мешало изрядное количество алкоголя в потрепанном битвами теле.
Сквозь мелодичные аккорды «Вальса Северной Волчицы» донесся легко узнаваемый хрипловатый, но звучный голос Зафира.
– Сир Галерад! Рад видеть вас в добром здравии! – важно приветствовал он, обходя гостей.
– Лорд Дэс’Арчерон, – поклонился Рэндом.
Сегодня на его друге был роскошный мундир министра первого ранга из белой ткани с золотыми нашивками и карминовыми лацканами на рукавах.
– Пойдем, сынок, подальше от общего веселья, – шепнул Зафир на ухо Рэндому уже без налета формальности.
Рэндом с улыбкой проследовал за львом в его кабинет – квадратную комнату с песочного цвета обоями, вдоль стен коей размещалась богатая библиотека, а в центре на массивных когтистых ножках стоял его рабочий стол. Со времени его последнего пребывания в этой комнате почти ничего не изменилось, не считая появления двух ламп работающих на кристаллах терруса.
– Все-таки смирился с ходом эволюции? – мягко заметил Рэндом, усаживаясь на поставленный меж двух книжных шкафов диван с мягкой обвивкой.
– Никогда не имел ничего против прогресса, – возразил лев, присев рядом. – Как насчет виски?
– Не откажусь.
Через полминуты появился слуга-лис в белом костюме, неся на подносе бутылку «Кепплинга» и два хрустальных стакана со льдом.
– Ну, за Кэтрин и Джонатана! Да будет их брак долгим как летняя ночь и счастливым как отпущенная на свободу птица! – произнес Зафир, поднимая бокал.
Они чокнулись и выпили, после чего Зафир пристально осмотрел Рэндома и похлопал его по плечу.
– Три месяца тебя не видел, мальчик мой, – проронил он с улыбкой. – Ни унции не набрал! Ты вообще хоть что-нибудь ешь?
– Такое ощущение, что все сговорились против меня, – дружелюбно парировал Рэндом.
– Ну, прости стариковскую заботу, какой бы излишней она не казалась, – вздохнул Зафир, гоняя льдинки по дну бокала когтем. – А ты стал… сдержаннее. И взрослее. Раньше подвыпивший офицер не отделался бы ответной шуткой. Не держи зла на старого вояку, у меня слишком много врагов, чтобы не ценить друзей, даже таких как он.
– Зафир, ты не обязан оправдываться, – спокойно сказал молодой лев. – У меня было над чем подумать за эти месяцы. В конце концов, мне же уже не шестнадцать, и я не ищу неприятностей на каждом шагу. К тому же… у меня хорошая память.
Он непроизвольно коснулся нижней лапы, в месте, где шел уже почти скрывшийся в шерсти глубокий шрам. Иногда старая боль возвращалась.
И у него была действительно хорошая память. Он прекрасно помнил, как его отец – член палаты Двенадцати Лордов, нелюбимый из-за своих проектов, часто идущих вразрез интересам высшего света выставлялся на посмешище во время заседаний. И лорды, не скрывая, выражали свое неодобрение и презрение. Лишь двое из всех говорили слова в его защиту, лишь двое поднимали лапы, когда приходило время голосовать «За» или «Против». И этими двумя были лорд Зафир Дэс’Арчерон и графиня Тина Лан’Карра.
– Ну и времена были, – кивнул пожилой лев своим мыслям. – Я тебя целым не видел! Ты был ходячей коллекцией синяков и травм. Ну не будем ворошить прошлое, лучше о будущем. Ты при задании?
– Узнаю деловитую хватку, – фыркнул Рэндом. – Отдел Древностей питает пылкий интерес к истории Родственных Клинков. А я – снова ведущий поисковик.
– Клинки? – нахмурился Зафир. – Они вообще существовали?
– Их история – одна большая тайна, – не стал отрицать Рэндом. – Но в Отделе ведутся серьезные исследования, есть какие-то наработки.
– Ну, дай Белая Львица, чтобы так оно и было, – серьезно проговорил Зафир. – Думаю, нет смысла спрашивать, как дела на личном фронте? Не находишь времени на потуги сердца?
– Время слишком ценная валюта, – пожал плечами Рэндом. – Да и с кандидатками я спешить не хочу. К слову… ты ведь в курсе того безбрежного потока взглядов, что царит в обществе. Какова моя позиция?
– Невысока, скажу честно, мой мальчик, – недовольно обронил седогривый лев. – Ты молод и привлекателен, но с дамами держишься отчужденно и подчеркнуто вежливо, на раутах появляешься редко, как затворник. Особых владений нет, а имеющийся капитал не позволяет совершать крупные сделки. Богатых друзей и связей в разных кругах нет. И говорят… ну, впрочем, какая разница, кто ты в глазах других, важно кто ты в глазах истории, верно?
– Ты не договорил, – мягко заметил Рэндом. – Так что там говорят?
– Бессмыслицу.
– И все же.
Зафир с отвращением сморщил нос, и вяло ответил:
– Какие-то крысы пустили слух, что в твоей жизни есть одна девушка, и это – твоя служанка, лисица. Даю слово, Рэн, если доберусь до тех, кто за этим стоит – оторву им жизненно важные органы.
– Брось ты, Зафир, – без тени обиды отвечал Рэндом. – Слухи – самый вкусный деликатес в высшем обществе. Так было и будет всегда, не принимай всё близко к сердцу.
Седой лев не без усилия встал с дивана и прошел вдоль книжных шкафов к окну, за коим виднелись пышные кроны платанов, тонущие в густых вечерних сумерках.
– Старею, скоро и трость перестанет быть украшением, – проговорил он задумчиво.
– Мне бы такую прыть в твои годы, – приободрил его Рэндом. – Да и лучше стрелка, чем ты, не найти на Южном Побережье.
Старый лев гордо выпятил грудь и картинно взмахнул воображаемой мушкетерской шляпой.
– Слышал что сейчас на повестке дня в Общественном Комитете? – поинтересовался Рэндом.
– Очередные споры о правах мышей на монополию по обработке мусора? – со смешком отозвался Зафир.
– Если бы. На этот раз спорят о правомерности полигамии.
– Что? – лев резко повернулся, так что кисточка его хвоста описала в воздухе полукруг.
– Да, да, считают, что многоженство нужно запретить, – подытожил Рэндом.
– С ума сошли, умники начитанные, – покачал головой Зафир. – Интересно, а что делать таким как я? Оставить по одной жене на гриву, а остальных выставить на улицу? Я прекрасно справляюсь с шестью львицами, и вроде бы не даю им повода для жалоб. О… а вот, собственно и закономерный итог нашей совместной жизни, – завершил он с лаской в голосе.
В комнату влетел маленький львенок в белой жилетке и черных шароварах, опоясанных красным кушаком. Из-за его спины выглядывала рукоять деревянного меча.
– Дядя Рэндом! – проверещал он радостно, и лишь после этого отпустил уважительный поклон.
– Юный Джером, – ответил улыбкой Жаворонок, пожимая маленькую лапу львенка. – Полагаю, только что с тренировки?
– Ага! Мы проходили пируэты и полу-пируэты… сир!
– А какие именно, восточной школы или средиземной?
– Нашли свою тему, – добродушно прокомментировал Зафир, возвращаясь к дивану. – Если Жаворонку сказать «Меч», то можно узнать больше чем на лекции по оружейному делу.
– Сир Рэндом, а вы расскажите еще какую-нибудь историю? – усевшись на лапы молодого льва, попросил Джером.
– Невоспитанно просить гостя, да еще и пребывая в неподобающей одежде, Джером, – осадил его Зафир.
– Ну что ты, Зафир, мы же четверть года не виделись, – примиряющее отозвался Рэндом.
Втроем они проговорили еще не меньше получаса, пока не наступило время полуночного фейерверка.

– Кстати говоря, – обратился Рэндом к Зафиру, когда они возвращались в гостевой зал. – Я встретил внизу очаровательную особу. Лисицу.
– О! Ты говоришь о Фионе Эр’Бретхен, она казначей, приехала из самого сердца Тен-Аранны, – воодушевленно поведал седой лев. – И знаешь, что удивит тебя больше чем сам факт её присутствия здесь? Она постоянный читатель моих экономических альманахов!
– Серьезно? – вскинул густые брови Рэндом. – Твоя слава воистину велика, друг, раз о ней знают даже в Рыжем Королевстве.
– Льстивый юноша, – добродушно фыркнул Зафир.

Вальсирующих пар в зале почти не осталось, гости были увлечены беседами и прогулками в роскошных садах лорда Дэс’Арчерона. Рэндом вышел во двор, и осенняя ночь окутала его легкой прохладой. В черном небе спокойно подмигивали звезды, а меж кустистых белых облаков висел полумесяц. Рэндом стал на пороге, прислушиваясь к уютному шороху-прибою платановых крон. Чуть позже он забил трубку дорогим ванильным табаком, и он сам собой загорелся. Курительная трубка в виде лежащего дракона была одним из артефактов отца. Тот, кто ей пользовался, чувствовал покой и уют независимо от места, где пребывал. Правда трубка эта отличалась и достаточно привередливым характером – хорошие сорта табака загорались в ней без помощи спичек, а плохие она просто выплевывала.
Рэндом выпустил несколько дымных колечек, но не успел сотворить дыханьем корабль, который бы прошел через них, поскольку взгляд его вновь приковала лисица в черном платье и строгом корсете. В качестве головного убора для прогулки она выбрала черную шляпку с сеточкой на глазах.
Когда он увидел её, лисица разглядывала пышный куст Трехсезоннника, усеянного пышными белыми цветами.
– Красивый сад, не правда ли? – мягко заметил Рэндом, приблизившись к ней.
Лисица обернулась немного резче, чем это делали другие дамы и вежливо поклонилась:
– Сир Галарад, – её голос – грудной контральто, походил на шорох ветра в цветущей сирени. Чарующие глаза лисицы блеснули за темной сеточкой изящной шляпы.
– Леди Эр’Бретхен, – поклонился Жаворонок.
– Зафир мне многое о вас рассказывал, сир, – призналась лисица, аккуратно погладив душистый цветок Трехсезоннника. – Ваша профессия заслуживает уважения, как и ваши деяния.
– Любая профессия заслуживает уважения, миледи, – вежливо возразил лев. – Ведь даже без трубочистов и дворников любая цивилизация обратится в хаос. Просто общество запуталось в системе ценностей, кои само же и строило.
– На смену одних систем всегда приходят другие, – элегантно склонив голову, произнесла лисица. – Главное всегда твердо знать, какой системе принадлежишь ты… и принадлежишь ли вообще.
Последние слова она произнесла с более низкой интонацией, словно задумавшись над их смыслом. Рэндом благосклонно улыбнулся.
– Я хотел поблагодарить вас, что нашли время лично выразить почтение лорду Дэс‘Арчерону за экономические труды. Многие считают, что его статьи перегружены терминами и громоздки для неподготовленного читателя. Каждый отзыв на весь золота. Спасибо, что доставили радость моему другу, леди Фиона.
– Награда, пусть и не материальная, всегда должна присутствовать в нашей жизни, – философски заметила лисица, оправив маленькую золотую бусину на шее. Только сейчас Рэндом заметил, что она носила тонкие ситцевые перчатки на изящных лапках.
Их диалог прервала молодая львица, с шерстью персикового цвета, облаченная в голубое платье и темный корсет.
– Рэн, братец, я тебя повсюду ищу! – радостно проворковала она, приближаясь. – Не сочти меня бестактной, но пора уже уделить время своей сестричке, если… – она со смешанным чувством рассмотрела лисицу. – Если, э, леди, позволит…
– Конечно, – Фиона шумно вздохнула и пригнула лапки в вежливом реверансе.
Рэндому в этот миг было жалко лисицу – ведь волнение рыжей гостьи бросалось в глаза, а такие щекотливые ситуации, да еще и слабо скрываемое недоверие окружающих должно быть сильно нервировали её.
– Был рад знакомству, леди Фиона, – промолвил он как можно мягче и теплее.

Львица увела его вглубь просторного двора, где гостей было меньше. По мощеным галькой дорожкам, среди колышущихся на ветру акаций неторопливо прогуливались пары зверей. В воздухе стоял сладкий шелковистый аромат белых цветов Трехсезонника.
Они устроились на качающейся скамье возле искусственного озерца, гладь которого отражала луну.
– Твои манеры оставляют желать лучшего, Фальотина, – откровенно заметил Рэндом.
– Сделай лицо попроще, Жаворонок, – ласково улыбнулась его «сестренка». – Нужно создать видимость милого разговора, за нами могут следить.
Лев медленно оглядел окрестности, но ничего подозрительного не заметил – гости так же спокойно прогуливались по саду, кто-то качался на белых скамьях-качелях, кто-то смотрел на узоры звезд над головой. Рэндом перевел взгляд на Фальотину, и невольно восхитился.
Фальотина Тэсс была одним из лучших шпионов Отдела Древностей. Она прекрасно владела своей речью, знала психологию и историю, но настоящим её коньком была маскировка. Сегодня она выглядела как завидная светская львица, коя всю жизнь проводит на шикарных встречах, а завтра могла с той же убедительностью нарядиться цыганкой или нищенкой и влиться в пестрые толпы зверей на улицах.
– Слушай внимательно, братец, – произнесла она с тихим мурлыканьем, словно рассказывала о чем-то очень приятном. – Нам пришлось изменить план задания – вмешались непредвиденные обстоятельства. Начать поиски придется завтра же.
– Неужели? – вскинул брови Рэндом. – Историки копались месяц или вроде того… а теперь вдруг такая спешка?
– Потому что всё действительно очень серьезно, мой милый, – она ласково склонила голову. – Ты слышал про Коготь Шантариена?
Рэндом задумчиво нахмурился и после некоторой заминки ответил:
– Этот артефакт – керамбит, лезвие два – два с половиной дюйма, из даосской стали, рукоять из железного древа. У основания клинка написано «Кто ищет ветер, встретит бурю». Напрямую связан с Родственными Клинками… и Мартином Шантариеном, конкретно.
– Верно, – благосклонно улыбнулась львица. – По легенде последний Шантариен погиб с ним в лапе. Артефакт представляет очень солидную ценность в глазах истории… и магии. Особенно сейчас, когда все за что-то борются, и любое зерно надежды может стать решающим.
Маленькая золотистая мушка дерзко пролетела мимо уха Рэндома и села на плечо Фальотины. Львица почти незаметным движеньем плеча прогнала её, как и подобало дворянке, чтобы не привлекать внимание.
– К чему игры с переодеванием и тайными беседами? – непонимающе проговорил Рэндом. – Есть и еще причины?
– Есть, – расслабленно положив голову на его плечо, отвечала львица. – В нашем отделе завелась крыса. Если не поторопимся – найдем только затертые следы.
Жаворонок тихо вздохнул, не в силах сдержать удивление.
– Вы уверены в этом? – прошептал он.
– Разумеется, – все так же мягко отвечала львица. – Одного из наших шпионов обнаружили в весьма непотребном виде на дне канавы. Убийцы похитили образец карты, коя приведет к сокровищу.
– Я на деюсь ты не думаешь… – начал было Рэндом.
– Что ты и есть крыса? – почти искренне рассмеялась Фальотина. – Вот уж не поверю! Крысы всегда очень аккуратны, они не допускают ошибок, ты же – сплошной несчастный случай. К тому же – крыса обитает глубже тех кругов, где работаешь ты, – добавила она серьезно.
Лев удовлетворенно кивнул.
– Коготь Шантариена может привести нас к разгадке многих тайн того времени. В том числе подлинной истории Клинков. Ты должен отыскать его, во что бы то ни стало. Разумеется, это прямым образом отразится на твоей карьере, – Фальотина погладила его лапу своими.
– Карты? Снаряжение? – кратко спросил Рэндом.
– Разумеется, – подмигнула львица. – Завтра в полдень будь на вокзале Сильвер-Гейт. Захвати с собой одежду потеплее.
– Отдых в горах? – фыркнул лев.
– Можно сказать и так, – нежно молвила Фальотина. – Я бы сказала: на хвосте у бури.
За её словами последовал оглушительный залп салюта. Желтые и алые брызги огня осветили восхищенные и удивленные лица гостей. Следом над их головами расцвел большой оранжевый цветок, и его лепестки разлетелись во все стороны, оставляя в небе серые дорожки дыма. Рэндом огляделся, и увидел Фиону. Лисица одиноко стояла в центре сада, и залпы цветного огня отражались в её глубоких карих глазах. Она смотрела не как другие – без восхищения, но грустно и отчужденно, будто на чучело некогда великого зверя. И Рэндом вдруг понял, что она испытывает.
Боль. И сожаление.
Чувства большинства лисиц. Потому что когда-то они повелевали стихией огня, и она подчинялась им безропотно и покорно. И они правили миром. А теперь…
Теперь перед ним стояла беззащитная и хрупкая женщина, сожалеющая о том, чего никогда не вернуть.

Домой он добирался на механической карете. Обычно он предпочитал им старомодные, но с детства знакомые каталки, запряженные худыми ящерами-бегунами, но во втором часу ночи выбирать особенно не приходилось.
Выпуская редкий белый дымок из трубы, который всегда исходит при обработке терруса, трескучая карета заползла на Золотой Холм, где ютились аккуратные двухэтажные дома удачливых ремесленников, проворных купцов и мелких чиновников. Там же – хоть и не в соответствии со статусом обитателя находился дом Рэндома – небольшой двухэтажный коттедж в самом конце переулка. Карета остановилось подле стены, окружающей внутренний двор.
Рэндом расплатился с кучером – деловитый барсук тут же согнул хрустящие бумажные купюры напополам и кинул в карман пыльного, в некоторых местах измазанного маслом плаща.
Лев открыл двойным ключом калитку и прошел по дорожке к крепкой дубовой двери дома. Вокруг, на прохладном ночном ветру мерно шумела листва яблонь, покачивалась золотистая трава-наранья, да где-то в глубине сада спокойно ухала сова. Она жила в их саду с начала осени – за горсть сочных тюревых орехов, которые давал ей Рэндом, следила за округой в ночную смену, а днем спала в дупле высокого дуба.
Лев замер на крыльце, присматриваясь к звездам. Обычно осенью они казались ему как никогда холодными и далекими. Однако сегодня он ясно видел созвездие Азуры, похожее на мерцающий крест.
«Страж» на шее неожиданно завибрировал, и звезды поплыли перед глазами Рэндома. Острая боль ожила ниже бедра. В глазах помутилось, и он стал на четыре лапы, зажмурившись от боли и быстро дыша.
«Ржавчина» – один из редчайших ядов их мира напомнил о себе. Вспышка была резкой и короткой, но эхо от нее до сих пор отдавалось в теле льва. Шерсть на его загривке стояла дыбом, а дыхание не желало прийти в норму. С какой-то едкой злобой пришла мысль о том, что он не носит положенную статусом трость. Сейчас она была бы очень кстати.
Спустя мгновение он почувствовал опору – худые лапки легли на его щеки, шершавый язык несколько раз коснулся лба.
– Милорд, – он открыл глаза и увидел Шейлу, лисицу-служанку, её глаза были полны тревоги. – Вам стало легче? Можете идти?
– Могу, – скрипнув зубами, ответил Рэндом. – Бывало и туже…
Взвалив его лапу на плечо, лисица провела его в дом. В уютной освещенной прихожей помогла снять пальто, а затем подняться наверх, в кабинет, где лев рухнул на мягкий диван.
– Я принесу чая с валерьяной, – быстро сказала она и удалилась.
Лев глубоко вздохнул, стараясь силой воли успокоить жжение в лапе. Рана нередко напоминала о себе, но уже год не было таких сильных вспышек боли.
Шейла вернулась минуту спустя и дала ему кружку. Горячий пар наполнил ноздри, слабый привкус валерьяны остался на языке. Пока он пил, лисица поглаживала его лапу и шептала что-то тихо на своем приятном языке. Свет террусовых фонарей отсвечивал на светло-красной шерстке, большие влажные глаза смотрели с тревогой. Лев оставил пустую кружку и сел. Боль улеглась, «Страж» перестал назойливо вибрировать. Он взял лапу лисицы в свои и поцеловал.
– Все в порядке, – уверил он мягко. – Чтобы я без тебя делал, Шейла.
– Ну и напугали вы меня, милорд, – расслабившись, промолвила лисица. – Вас не было с самого утра. Вам не помешает массаж.
Лев вымученно фыркнул и заглянул ей в глаза.
– Будь добра, – улыбнулся он.
Рэндом лег на живот, избавившись от рубахи. Лисица устроилась сверху и принялась гладить и щупать его спину. Массаж длился несколько минут, и в завершении процедуры она аккуратно прошлась коготками по его спине.
– Ты волшебница, – похвалил Рэндом, переворачиваясь на спину.
– Муж любил, когда я так делаю, – пояснила лисица. А затем сглотнула и отвернулась. Мысли о потерянной семье кололи ее, как и шрам Рэндома.
Лев нежно обнял её, и потерся носом о её щеку.
Кто-то говорит, что время лечит – но это не правда. Время затягивает шрамы, но боль остается всегда.
Они вышли на балкон, и, устроившись на качающейся скамье, стали глядеть на звезды. Рэндом раскурил трубку. Она благосклонно приняла новый сорт табака – «Арракис», чтобы было хорошим знаком, ведь прошлый «Рыжий Ренар» выплюнула не раздумывая.
– Скоро у тебя день рождение, – заметил лев с улыбкой, выдохнув струю белого дыма, пахнущего ванилью. – Ты вступаешь в свой третий возраст.
– Вы это помните? – восхищенно откликнулась лисица. – Мало кто знает о нас также много как вы, милорд.
– Я хочу сделать тебе особый подарок. Скажем, серьги с драгоценными камнями.
Лисица поежилась и посмотрела на него с волненьем.
– Милорд, я не могу принять такой подарок, – выдохнула она. – Они ведь стоят…
– Не целое состояние, Шейла, не стоит давить на это. Ты заслуживаешь их, и знаешь это. Ты – хозяйка моего дома, мой ангел-хранитель. Я не приму отказа.
Он ласково погладил лапку лисицы. Там все еще не могла смириться с таким подарком и сгорала от смущения.
– Так, какие камни ты любишь? – мягко уточнил Рэндом.
– К-кровавики, – с запинкой промолвила она.
– Кровавик это не драгоценный камень, Шейла, хватит стесняться, – лев склонил голову и заглянул ей в глаза. – Ладно, догадаюсь сам. Сапфиры? – Шейла не проявила эмоций. – Может, изумруды, – снова никакой реакции. – Рубины? – лисица сглотнула. – Значит рубины! – победно заключил лев.
– Милорд…
– Нет уж, – прервал лев твердо, но ласково. – Ты заслуживаешь их. А я заслуживаю такую прекрасную хозяйку, как ты.
Лисица, наконец, расслабилась и приникла головой к его плечу. В воздухе витал сладковатый запах её духов – нежное сочетание фиалки, ванили и голубики.
Светские слухи о том, что Рэндом Галерад, по кличке Жаворонок имеет весьма своеобразные взгляды на лисиц, и даже – что, по меньшей мере, глупо, – не считает их созданиями второго сорта имели довольно веский фундамент. Другое дело, что Рэндому было наплевать на эти слухи, а в его доме была настоящая домохозяйка – прилежная и отзывчивая, и статус её далеко выходил за рамки «служанки».
 
Сообщение модератору   Зарегистрированный Зарегистрированный  
  Для добавления сообщений, Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться.
Вверх Ответить

получить последние сообщения прямо на Ваш рабочий стол
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
|